Валерия Стрельникова. Конец эпохи реставрации: Политический процесс, начинавшийся при Ельцине, заканчивается при Медведеве

25 сентября 2008 г.

Вчера в Октябрьском суде Петербурга наконец завершилось уникальное уголовное дело, начало которому было положено еще в 1996 году. Концепт его непосредственно связан с охраной и реставрацией памятников северной столицы, предъявленное обвинение носило экономический характер, а де-факто этот процесс — едва ли первый случай преследования по политическим мотивам в новейший период. И однозначно самый длинный — дело, без всяких метафор, последовательно пережило трех президентов России: будучи открытым при Ельцине, оно продолжалось оба срока правления Путина, а заканчивается уже при Медведеве.
За эти годы состоялись десятки судебных заседаний. Сколько потрачено казенных денег — страшно себе представить, и главное — все впустую. Следствие и прокуратура, сфабриковавшие 26-томное дело, так и не смогли доказать чью-либо виновность в суде.
 


Поправить и связать

Среди множества фигурантов дела — бывший помощник депутата ЗакСа Алексея Ковалева Олег Лебедев, также бывший помощник депутата, руководитель входящей в движение «Живой город» группы ЭРА Алексей Ярэма, представители ряда строительных фирм. В отношении самой знаковой фигуры, лично депутата городского парламента Алексея Ковалева, было выделено отдельное производство (которое, впрочем, около трех лет назад прекращено).

— Конечно, я расцениваю это как попытку создания политического процесса, — рассказал Ковалев корреспонденту «Новой газеты» накануне дня икс. — Правоохранители выявили какие-то недостатки — доказаны они в итоге не были — в деятельности строительной организации, занимавшейся реставрационными работами. Комитет по строительству выбрал эту фирму и заключил с ней договор подряда. Я же лишь готовил и подавал депутатскую поправку, чтобы из бюджета были выделены средства на реставрацию конкретных объектов. Однако действия подрядчика связали почему-то со мной...

С точки зрения следствия в ходе реставрационной эпопеи годами подписывались акты невыполненных работ.

— Даже если и так — хотя это опять же не доказано, — объясняет парламентарий, — подписывались эти документы комиссией, куда входили представители исполнительной власти, и все они были от уголовной ответственности освобождены. А меня — притом что, подчеркиваю, я никаких работ не принимал — обвинили по полной программе! По-моему, уже этого достаточно. Зная только эту информацию, любой человек поймет, что дело — ангажированное...

 

Под сенью навязчивых крыш

Вместе с тем Ковалев не считает, что кто-то в Смольном «заказал» именно его:

— Скорее всего, есть такая версия, что просто нужен был какой-то депутат для показательной порки, им оказался я... А поскольку я был не слишком на хорошем счету у исполнительной власти, все только приветствовали этот процесс.

По словам народного избранника, уже с 1997 года в его адрес раздавались намеки и предпринимались различные попытки использовать это уголовное дело в тех или иных интересах, «дабы надавить на меня и приручить».

— Авторитетные в прямом и переносном смысле люди наперебой предлагали мне услуги, образно говоря, «крыши», — продолжает Алексей Анатольевич. — Мол, вы, наверное, боитесь — так мы вас защитим! Видимо, в обмен на отказ от моей деятельности — чтобы я перестал защищать так рьяно исторический центр... Но ни один из таких разговоров завершения не имел — я отказывался. И единственной возможностью как-то привязать меня к этой коллизии было добиться кнутом и пряником определенных показаний от других людей. И добились, с помощью угроз и пыток. Уже само пребывание в наших местах заключения, по определению Европейского суда, — это пытка!

— Абсолютное большинство свидетелей обвинения по делу отозвали свои показания, данные ими на следствии, по причине грубого давления, оказанного на них, — говорит руководитель группы ЭРА Алексей Ярэма. — Никто из обвиняемых, разумеется, так и не признал себя виновным. Независимых строительных экспертиз не проведено до сих пор.

Как раз незадолго до кульминации событий, в 1999 году, после двухлетних проволочек, депутаты наконец приняли в целом так называемый закон об охране островов (городской закон «Об историко-культурном и природно-архитектурном комплексе островов дельты Невы (Елагин, Каменный и Крестовский)»), работу над которым координировал Ярэма. Закон, в частности, ставил крест на планах Газпрома по «освоению» двух кварталов на Крестовском острове — при условии сноса исторической застройки (проект архитектора Герасимова).

Забегая вперед, скажем, что закон, неугодный строительному лобби, в итоге так и не был подписан губернатором — тот наложил на него вето, благодаря чему историко-архитектурное наследие и оригинальный ландшафт островов уничтожаются сегодня полным ходом. Но на этом терпение «того, кто там, наверху», надо полагать, иссякло. Алексей Ярэма был задержан в январе 2000 года и провел в Крестах 15 месяцев.
 

Бери и ни в чем себе не отказывай

Официальное обвинение звучало как «мошенничество в особо крупных размерах, совершенное по предварительному сговору организованной группой лиц с четким распределением ролей» (ст. 159, ч. 3 УК РФ), что обозначало «хищение 2 500 000 000 рублей» (в нынешних ценах — 2,5 миллиона) из городского бюджета.

— Потерпевшим был «назначен» город в лице Комитета финансов. А представители комитета говорили, что городу никакого ущерба не нанесено! — разводит руками Ковалев.

Что же стоит за этой гигантской суммой (ремонт одного начальственного кабинета в Смольном обходится, как известно, в разы дороже)?

— Считалось, что заключения строительных экспертиз по этому делу говорят о «невыполненных работах на ряде объектов», — комментирует Алексей Ковалев. — Но когда начинаешь разбираться, то оказывается, что на самом-то деле все выполнено, а загвоздка лишь в том, что договорная цена отличается от нормативной...

Притом что Гражданским кодексом, вступившим в силу в 1995 году, это отнюдь не возбраняется, а СНиПы являются рекомендательным документом.

— Так ведь можно «заказать» любого! — возмущается депутат. — В подобное же положение в эти годы попал, как выясняется, институт «Спецпроектреставрация». Старались любыми способами кого-то посадить на основании аналогичных аргументов; там один человек даже умер, не вынеся всех этих передряг... Ужасно! Или вот еще, например, по «нашему» делу: для усиления фундамента использовали новый западный материал, который не был обсчитан в СНиПе, и не было приказа Комитета по экономике о признании его цены. Так, представьте, по мнению экспертов, деньги украдены — хотя то, что материал был закуплен и использован по назначению, никто не отрицает. Бред!

По свидетельству Ковалева, если во время обыска по каким-то причинам не удавалось найти проектную документацию, — несмотря на то что акт о выполнении работ был и все было оплачено, — эксперты на этом основании также делали вывод о... хищении денег. А как же презумпция невиновности?

При этом в других случаях, по словам парламентария, изымалось чуть ли не по пять комплектов проектной документации: «Из-за этого были остановлены работы по реставрации часовни церкви Благовещения Пресвятой Богородицы на Васильевском острове. Кстати, они с тех пор так и не доведены до конца».
 

Точка на битой карте

И вот многолетние испытания заканчиваются. За весь период обвиняемые по делу провели в нечеловеческих условиях российских тюрем — в сумме около десяти лет. Это календарно. А если посчитать недели, дни, часы, минуты — и умножить...

— Способы добывания показаний от подследственных вызвали шок и у адвокатов, и у правозащитников, поскольку являлись попранием всех мыслимых норм, принятых в цивилизованном мире, включая международную Конвенцию о предупреждении пыток, — не скрывает Алексей Ярэма, через что ему пришлось пройти. — Тема эта до последнего времени публично не озвучивалась, поскольку доказать подобное в наших судах практически нереально.

И это без какого-либо обвинительного решения Фемиды!

— Я понимаю людей — десять лет находиться под прессингом... Им хочется согласиться на прекращение дела по истечению срока давности. Но я бы на их месте судился до упора и доказывал, что такой подход к человеку недопустим! — убежден Алексей Ковалев.

Уточним: сам несгибаемый депутат провел за решеткой порядка шести дней. Конечно, в его случае было нарушено огромное количество процессуальных норм, о чем говорят два решения Конституционного суда.

К сожалению, довести дело до логического финала — оправдательного приговора — затруднительно. Хотя бы потому, что необходимо провести большое количество специальных строительных экспертиз, что оценивается в довольно крупные суммы (которыми обвиняемые не располагают). При этом размер компенсаций за незаконное лишение свободы в случае полной победы был бы фантастичен. Как вы думаете, суду позволили бы вынести такой вердикт?..

И все же рискнем высказать частное мнение: похоже, в этом случае система все-таки потерпела фиаско.

Валерия СТРЕЛЬНИКОВА
Карикатура Виктора БОГОРАДА

Источник: http://www.novayagazeta.spb.ru/2008/71/1