Дело 14. Англетер

18 марта 1987 года. Снос "Англетера"

Малая Морская ул., дома 20, 22, 24/10, угол Вознесенского пр.

 

Комментировать это событие очень сложно.

"Англетер" был неповторимым, единственным в своём роде, памятником истории и культуры XIX века, объектом охраны федерального значения. Именно здесь в 1925 году трагически оборвалась жизнь Сергея Есенина.

13 марта 1987 года город узнал о возможности полного уничтожения памятника. Финский подрядчик по заказу АООТ "Интурист" собирался сделать из 3-разрядной (по совстандарту) гостиницы - 4-звёздочную (это уже по западному). Это было нереально в принципе - как превратить трамвай в "Mercedes-600".

Несмотря на то, что красная диктатура откровенно агонизировала, к марту 1987 года ни о какой "перестройке" в С.-Петербурге не было и помина. Поэтому, когда 16 марта на Исаакиевской площади, напротив Мариинского дворца, началась массовая демонстрация протеста, власти оказались в глубоком шоке. Исполнительный комитет Городского совета блокировал практически все виды связи с Москвой (телефон, телеграф, почту) и дал указание спецслужбам не пропускать никакой информации о его незаконной деятельности в федеральное Правительство, задерживать и не допускать выезда в Москву любых представителей оппозиции. В результате город 6 дней находился в состоянии самой настоящей блокады.

18 марта массовая демонстрация (22.000 человек на Исаакиевской площади) была разогнана Отрядом по борьбе с беспорядками ГУВД С.-Петербурга. Акция проводилась с чрезвычайной жестокостью, с применением спецсредств. Сотни демонстрантов были арестованы, в их числе - лидер Группы спасения памятников А.А.Ковалёв, главный организатор демонстрации, будущий депутат Законодательного Собрания. В 14 часов 20 минут начался снос: была обрушена правая часть фасада "Англетера", примыкавшая к гостинице "Астория" (дом 12/39 по Вознесенскому пр.).

Слово "АНГЛЕТЕР" стало в городе ИДИОМОЙ. Защита "Англетера" вошла в историю как поворотный момент в жизни не только города, но и всей страны. О репрессиях в Петербурге сообщили все западные СМИ, включая радиостанции "Voice of America", "Liberty", BBC. Скандал приобрёл международный масштаб. Это было начало конца диктатуры.

Федеральное Правительство, в результате, поддержало защитников "Англетера", а не городские власти. Был вынесен целый ряд постановлений, сделаны "оргвыводы". Но "хотели как лучше, а получилось как всегда" - в этой стране. Городские власти, несмотря ни на что, пытались преследовать активистов защиты гостиницы ещё почти месяц после 18 марта.

Некоторые исполнители злодеяния расстались со своими должностями. Например, начальник Управления ГИОП И.Саутов, который санкционировал снос "Англетера" вопреки предписанию Министерства культуры, был снят с должности и выслан в Царское Село на пост директора музея-заповедника, где он благополучно процветает до сих пор. За время своей "работы" в этом качестве он успел повторить незабвенный опыт бывшего первого секретаря ОК КПСС В.Романова: во время очередной "пирушки" по случаю прибытия иностранных "инвесторов" был растоптан ещё один уникальный сервиз XVII века, а затем, вскоре, подожжён Екатерининский дворец - для сокрытия многомиллионных хищений национального достояния.

Архитектор А.И.Прибульский, автор проекта сноса "Англетера", также процветает. Снёс, например, ещё и дом 37/6 на том же Вознесенском пр. (известен как "Дом с кариатидами") и воздвиг на его месте пост-индустриальное убожество… Пытался строить гостиницу "Северная корона" на Карповке, снёс 5 исторических зданий, но его дегенеративное "творение" так и не сдано в эксплуатацию (уже 10 лет). Впрочем, гонорары давно получены…

"Англетер" положил конец безраздельному господству диктатуры в С.-Петербурге. После сноса гостиницы произошёл невиданный никогда ранее взрыв общественной активности во всех областях жизни. Было создано неисчислимое множество инициативных групп (в т. ч. и Группа ЭРА), преследующих самые разные цели, проведено огромное количество несанкционированных демонстраций, митингов и т. п., носивших ярко выраженный политический, антиправительственный характер.

Но было и другое: категорическая потеря веры в справедливость, в благие - хотя бы намерения - властей. Были разрушены все иллюзии, которые ещё уцелели к этому моменту. 18 марта 1987 года был положен предел доверию к власти вообще, и - к существующей, в частности. В этот день изменился сам менталитет жителей города. Казалось, безысходность в развитии ситуации, полная бессмысленность происшедшего акта вандализма, не может быть компенсирована уже ничем. Жуткий по своей жестокости разгон демонстрации для многих впервые в их жизни выявил звериный лик диктатуры. В этот день хотелось повеситься. Мир перевернулся вверх дном, и жизнь потеряла свой смысл.

Те, кто стоял у руля правления в городе, оказались неспособны даже прогнозировать развитие событий. Но то, что было возможно в 1986 году, было нереально в 1987-м. Status quo изменился принципиально. После 18 марта люди стали совсем другими.

"Они разрушили "Англетер" - мы построили демократическое общество", - скажет в 1990 году лидер Культурно-демократического движения "ЭПИЦЕНТР" Елена ЗЕЛИНСКАЯ.

Фасад "Англетера" был воссоздан в современных материалах, на нём вывешена "мемориальная" доска. Но кто сможет вернуть нам подлинник, настоящий мемориальный дом, где произошла та трагедия 1925 года? А ещё - трагедия 1987-го?!! Кто вернёт людям веру в то, что когда-то называлось "справедливость"?

Момент сноса. Разгон демонстрации уже завершён.

Мы требуем создания правительственной комиссии для расследования преступления.

Это то, что от него осталось… (30 марта).

Материалы по теме:

Татьяна Лиханова (Группа спасения памятников). Дневник "Англетера"

Библиография публикаций по защите "Англетера"

Акции:

Суть политики Матвиенко: Сносила. Сношу. Буду сносить (акция ДСПА в день 22-й годовщины гибели "Англетера", 2009)