Алексей Ярэма. Совместные предприятия: как они спасают Россию

1990-1992 годы, с дополн. 1998

 

Учредительный шабаш

Наше серьёзное «вхождение» в эту тему началось с события, оставшегося совсем незамеченным в городе, - тайного сборища за плотно закрытыми дверями гостиницы «Санкт-Петербург». Здесь 2 апреля 1990 года, под эгидой сплошь окутанного тайнами и всесильного «Интуриста», проходила так называемая «учредительная конференция С.-Петербургской ассоциации совместных предприятий» (СПбАСП).

Даже те, кто обратил внимание на крошечное (4 строки) объявление в «Ленинградской правде», вскоре о том забыли, благо СМИ не напоминали. А - зря! На этой «конференции» можно было услышать весьма интересные вещи, если бы не эта жуткая секретность, охрана, спецпропуска… Автору данного материала, однако, чудом удалось проникнуть за те двери, в результате чего Сокращённый протокол конференции [1] попал в независимые руки.

Конференции же, собственно говоря, не получилось вовсе. Получился синдром массовой паранойи и психоза доморощенных наших «бизнесменов». Ни одной конструктивной мысли высказано не было. Было несколько часов истошного крика о «попрании прав СП», о собственных «больших связях» везде и всюду, вплоть до Президентского Совета, и о необходимости сделать СПб. АСП «политической организацией» для давления на Правительство.

Приведём здесь лишь самые «интересные» идеи, высказанные участниками.

СП «LENWEST»; Правление АСП, председатель Коловай В.Г.: «Сейчас в Правительстве обсуждаются проекты Закона об СП. Первый проект этого закона, говорят, отвергнут: теперь будут заново переделывать и делать второй. И - почему мы так торопимся с созданием АСП - этот закон может резко ухудшить положение СП, итак бедственное [?!]. Ассоциация нужна для того, чтобы с нами считались, чтобы не дать поставить новые препоны на пути СП».

Это выступление задало тон всему собранию. Уж кому-кому, а совместным предприятиям при нынешней для них вседозволенности грех жаловаться на «бедственность» своего положения… Дальше - больше: срывавшиеся на истерику голоса выступавших сильно напоминали гидасповский митинг в конце 1989 года…

Всесоюзная ассоциация СП и международного сотрудничества, Фаризов О.И.: «Наша основная задача - защита постоянно попираемых прав СП… В нынешних условиях мы должны быть как можно более едины, составить фронт…»

СП «SOPOT», Гах В.Я.: «Во-первых, АСП должна быть… только для СП. Во-вторых, АСП должна быть только общественной организацией… Залп мутной воды, выпущенный Правительством [имеются в виду постановления Совета Министров СССР  №№ 48, 49, 109 и 203] - это безобразный фортель, не имеющий права на существование. Мы должны, наконец, защитить собственные интересы!..»

СП «HERMES», Маршак А.А.: «Правительство предпринимает наглые вылазкипротив СП, а уж тем более против кооперативов. Необходимо обязательно включить в Устав защиту лиц, кооперативов, вообще предпринимательства. АСП должна быть, в первую очередь, политической организацией

СП «LENINGRAD - GOTEBORG CO.», Ефимов:«Да, АСП должна быть именно политической организацией

СП «ЛЕНИНГРАД - ЧАЙКА», Томашевич А.: «Да, увы, за последние полтора года очень много трудностей создано Правительством и местными органами… Сейчас наша главная цель - это демонтаж всех препятствий, которые мы имеем, вынимание палок из колёс… Имею выходы в Президентский Совет и большие связи».

Кооператив «МЗГ», Зиц А.М.: «Если отвергнуть брокерскую работу и маркетинг, то нет смысла вообще что-либо делать… Необходимо создать оперативную базу данных… Необходимо оговорить, является ли брокерство самой АСП существенной областью её деятельности, иначе, опять же, не о чем говорить…»

СП «ITUS», Сопромадзе: «Мы все здесь очень плохо знаем друг друга… Что в нашей деятельности очень важно - это связи. Давайте не стыдиться этого слова, а говорить честно…»

СП «FILKO», Вахмистров А.И.: «Больше всего наши СП ущемлены в строительстве, отводе земли, проектировании зданий… Имею большие связи в архитектурных, градостроительных институтах». (А вот к этому мы ещё вернёмся!)

Нам стало просто страшно. Создалось однозначное впечатление, что присутствовали мы на «учредиловке» огромного клана политизированной мафии. После такого шабаша, несмотря на собственное неучастие, почему-то хотелось поскорее вымыть руки…

Трудно было бы предположить, что при таких взглядах на жизнь и бешеной активности наши «бизнесмены» и их СП будут тянуть с переходом к практике. И точно. Будучи специалистом в области экологии архитектуры и городской среды, автор имеет возможность привести огромное количество примеров этой практики в соответствующей области. Остановимся, однако, на трёх наиболее ярких случаях.

 

Лермонтовский пр., дом 45/2

Дом Егоровых на углу Лермонтовского и Рижского пр. построен в 1839 году архитектором П.Лукашевичем (классицизм, 3 эт.). В 1871 году архитектор Н.Трусов достроил к нему ещё 4 оси. Здание полностью сохранило первоначальный вид, с 1975 года охраняется государством как вновь выявленный памятник [2].

Дом, принадлежавший Жилищному управлению, расселили в 1985 году, а в 1987-м передали в аренду Специализированному центру по техническому обслуживанию оборудования «ТОИР» Министерства судостроительной промышленности СССР [3]. Эта организация собиралась, вроде бы, отремонтировать его и устроить здесь свою контору. Однако оказалось, что средства были выбраны иные. Едва заключив арендный договор, «ТОИР» (находившийся в процессе реорганизации в СП «Interstart»)начал лихорадочную возню, добиваясь разрешения на снос памятника - видимо решив, что 3-этажного особняка в Центре под контору мало - надо строить в 5 этажей, да и подлиннее.

С этого момента всё пошло как в хорошем детективе. В ЛенжилНИИпроекте состряпали, по традиции, фиктивную экспертизу (впоследствии дважды опровергнутую независимыми экспертами[4]), объявляющую здание «неремонтопригодным». С этой «экспертизой» люди из «Interstart»а поехали в Министерство культуры РСФСР получать разрешение на снос. И получили… странную и, естественно, неправоспособную бумажку [5], где сказано, что и здание это под охраной якобы «не состоит», и будет оно, якобы, «Interstart»ом «восстановлено в прежнем виде» (чего то отродясь делать не собиралось)…

Готовящийся снос вплоть до 1990 года маскировался под капитальный ремонт. Когда же Группа ЭРА, расследуя дело, начала выводить чересчур ретивых предпринимателей на чистую воду, последовала закономерная реакция: межведомственное совещание у владельца *(с участием В.А.Яковлева, ныне губернатора, а тогда - главного инженера Городского жилищного управления)* [6] и Управление ГИОП [7] немедленно запретили начинать на доме любые работы.

Что же делает в такой ситуации «Interstart»?

Видя столь неблагоприятный для него ход дела и почувствовав, что дом у него того гляди отберут, СП решает действовать по принципу «так не доставайся ж ты никому», заодно пытаясь на практике доказать «неремонтопригодность» здания. «Interstart»как тать в нощи разрушает большой кусок дворовой стены памятника и, оставив на месте преступления массу улик и свидетелей, пытается выдать это за самообрушение (возможность такового категорически отвергнута независимыми экспертами).

Таким образом, дело принимает уголовный характер - нарушены ст. 35, 36, 41, 42, 55 Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры»; ст. 32, 39, 45, 46 Положения об охране памятников 1982 года и Положение об охранных зонах, утверждённое решением ИК ЛГС от 30 декабря 1988 г. № 1045, а также соответствующие статьи тогда ещё действовавшего Закона СССР об охране памятников. Однако благодаря перманентному нежеланию прокуратуры осложнять себе жизнь и создавать прецедент применения ст. 230 УК РСФСР, уголовное дело возбуждено не было.

20 июля 1990 г. Президиум Городского совета под давлением Постоянной комиссии по Центру принял решение о расторжении арендного договора с «Interstart»ом, благодаря деятельности которого ни одна организация не взялась теперь за ремонт изувеченного до крайности здания.

Возникает вопрос: как вообще мог «Interstart»(арендатор) быть заказчиком уничтожения не принадлежащего ему здания?

Ответ, возможно, дают два откровения. Первое принадлежит заместителю директора «Interstart»а Н.А.Петрову: «Ещё не начав работ, мы уже израсходовали на этот дом 400.000 рублей» (в ценах 1990 года!) [8]. Куда? На что конкретно? Ответа нет…

Откровение второе - нового председателя Ленинского районного совета «демократа» А.Г.Петухова, который уже после инсценировки самообрушения бросился защищать «Interstart»как не всякий свою жизнь защищает: ««Interstart» нам много дал, и ещё много даст. А что бы нам дали другие?»[9]. Лично ли А.Г.Петухову или всему руководству Ленинского РС «дал» «Interstart»,и сколько - конкретизировано, опять же, не было.

*В результате уникальный памятник первой половины XIXвека был-таки уничтожен полностью. На месте, где он ранее стоял, сейчас можно видеть неплохой образец искусства воссоздания исторических фасадов, но относится он уже не к 1839, а к 1996 году.*

 

Набережная Мойки, дом 11; Чернорецкий пер., дома 4-8; Лиговский пр., дома 111-115

Интересующийся читатель знает, что затяжной скандал вокруг 5-этажного дома Демидовых на наб. реки Мойки, 11 (1-2-й эт.: арх. Б.Растрелли, 1738) был вызван непрекращающимися с 1984 года попытками его снести. Существо вопроса восходит, как и в случае с «Interstart»ом, к фальсифицированной экспертизе ЛенжилНИИпроекта, на основании которой Управление капитального ремонта в 1985 году уничтожило дворовые флигели здания и, так ничего и не отремонтировав, с объекта сбежало.

В 1989 году дом передали СП «Filko»для ремонта с устройством жилья для иностранных специалистов [10]. «Генеалогия» данного СП такова, что на запрос Группы ЭРА финские экологи сообщили: учредитель «Filko»- фирма «Haka»- знаменитый на пол-Европы городской вандал, виновница уничтожения многих памятников архитектуры в Старом Свете, давно включена в экологический «чёрный список».

Естественно, что и дочернее предприятие достойно приняло эстафету - «Filko»начала работу на объекте с попыток добиться разрешения на снос. А не добившись такового (из-за принципиальной поначалу позиции Управления ГИОП), явочным порядком уничтожило 2/3 здания. Готовились снести и остальное - оставить лишь фасадную стену, да… не успели. Благодаря оперативным действиям Группы ЭРА и Управления ГИОП разгорелся скандал, длившийся более полугода. На СП «Filko»Городской прокуратурой было заведено уголовное дело: дом Демидовых являлся памятником архитектуры, и все это знали.

Дело решилось довольно неожиданным образом. В конце октября 1990 года по личному распоряжению А.А.Собчака Прокуратура закрыла дело «Filko», так и «не найдя» бесчисленных нарушений законов, допущенных СП (нарушены были те же статьи, что и в случае с «Interstart»ом). А вслед за этим, 31 октября - 2 ноября, Городской совет в лице виднейших «демократов» А.А.Собчака, А.А.Щелканова, В.З.Васильева устроил 3-суточное «выламывание рук» Управлению ГИОП, вынудив его подписать снос памятника, который, не став от этого законным, и был произведён в январе 1991 года.

Вопреки 6-летним крикам о том, что здание «вот-вот само рухнет», оно оказалось настолько крепким, что толстенные тросы финского производства рвались как нитки, мелкие осколки кирпича высадили все окна в соседних зданиях - но сам памятник стоял[11].

Теперь его, правда, уже нет. Погибло уникальное творение Б.Растрелли ради… строительства фешенебельных комнат для иностранцев и бассейна.*Впрочем, «фешенебельные комнаты» тоже не состоялись. «Filko»преуспела лишь в немногом, преимущественно по части сноса, а не строительства. Само СП вскоре обанкротилось и приказало долго жить, так что завершали сию «реконструкцию» уже значительно позже, и другие. В результате на месте, где некогда стоял памятник, сейчас можно наблюдать весьма халтурно сделанный муляж на базе плохо отремонтированной фасадной стены (последняя - это единственное, что уцелело от подлинника).*

А ведь «Filko»имела на С.-Петербург большие виды: это она собиралась строить валютный суперотель в охранной зоне Александро-Невской лавры. Серого «чемодана» гостиницы «Москва» мало показалось, что ли? А ведь это уже такое кощунство, которое превосходит всякие пределы национального терпения. Русская святыня, духовный центр всей северо-западной Руси, оказался бы в непосредственной близости с заведением, высоконравственное поведение обитателей которого вызывает большие сомнения. Зато не вызывал никаких сомнений объём сносов: памятник архитектуры республиканского значения (Чернорецкий пер., д. 8) и ценное здание сталинского периода, органично включённое в историческую среду (Чернорецкий пер., д. 4-6). Кроме того, неизбежной стала бы деградация всей Подмонастырской слободы, замещение её «подгостиничной» слободой (задворками) и непрогнозируемые просадки многих памятников самой лавры вследствие строительства 4-х подземных этажей нового отеля [12].

За время правления «кабинета Собчака» в нашем городе возвращены Церкви только 14 храмов, причём исключительно благодаря Божией помощи и нечеловеческим усилиям депутата А.А.Ковалёва (для сравнения: в Москве за тот же период - около 150-ти). Идея возвращения лавры вызывает у нашего мэра приступы безумной истерики. Вместо этого нам готовят новые сносы памятников и строительство валютных гостиниц.

Та же «Filko»собиралась строить ещё и третью такую - на Лиговке (Лиговский пр., дд. 111-115; Сайкин пер., дд. 4-8). Здесь предстоял снос 4-х ценнейших зданий, в т. ч. уникального памятника промышленной архитектуры, являющего собой едва ли не первый опыт применения каркасно-бетонной конструктивной основы в петербургском строительстве (дом 6-8)… [13].

Кстати, помните откровение шефа «Filko»А.И.Вахмистрова об «ущемлении» СП и своих «больших связях»? Так вот, когда начал разгораться скандал на Мойке, г-н Вахмистров от своих слов отрёкся: и «не говорил» он такого никогда, и даже на том шабаше «не был»… И я - не я, и хата - не моя, короче. Остаётся только гадать, кто же был тот «злодей Лжевахмистров» кто представился таким именем, и кого тогда избрали в Правление СПбАСП?

 

Дмитровский и Поварской пассажи

Ещё более дико обстояло дело с новыми пассажами с Невского пр. на Стремянную ул. Сейчас, за давностью лет, уже трудно вспомнить, чем подогревалась эта преступная идея - то ли «творческими» амбициями «зодчих» с бетонным мышлением, то ли ещё в глухие застойные времена готовившимися сделками с иностранцами…

Так или иначе, кто-то, видимо, захотел пополнить свой кошелёк очередным гонораром, и квартал 220, ограниченный Владимирским и Невским пр., Николаевской и Стремянной ул., был объявлен «слишком большим».

А коли так, то работа закипела, и в 1986 году публикуются [14] первые предпроектные проработки по строительству сразу двух пассажей - в створах Дмитровского и Поварского пер. Первый включает в себя суперотель (5 звёзд), а второй - гигантский универмаг. Обоснование проектов было столь редкостно надуманным, как с архитектурной, так и с социальной точек зрения, что сами многомиллионные проекты никто всерьёз не воспринимал, сразу отнеся их к разряду мёртворождённых, сделанных «для галочки», коих у нас всегда было изобилие.

Утверждалось, например, что пассажи нужны для того, чтобы сократить путь пешеходов с Невского пр. на станцию метро «Владимирская», направив их через дворы и переулки. Но оба переулка - короткие, упираются в Колокольную ул., и все транзитные пешеходы всё равно вынуждены были бы выходить на Владимирский пр. - получался абсурд, а не «сокращение пути»! Говорили, что в Дмитровском пассаже будут кафе и магазинчики для горожан - оказалось, что речь идёт о валютных барах и службах всё той же гостиницы «Балтийская» («Невский палас»). Идея же устроить гигантский универмаг в Поварском пассаже вообще могла придти в голову разве что душевнобольному - ведь ребёнку ясно, что он явится местом сильнейшего притяжения людей, т. е. многократно увеличит нагрузку на этот участок Невского пр., а не наоборот!

Несмотря на столь дутое обоснование, в начале июня 1989 года тогдашний заместитель председателя ИК ЛГС А.А.Большаков, выступая по 5-му каналу  телевидения, внезапно опубликовал факт заключения негласной сделки с австрийской фирмой «ABV», положившей начало существованию СП «Hermes»и всеподавляющему его надругательству над всеми законами (опять всё те же их статьи) [15].

Начала проясняться и ситуация с бредовой идеей пассажей. О самих «пассажах» (проходах через дворы) и «магазинных улицах» попросту забыли, что, впрочем, чрезвычайно характерно для наших горе-градостроителей. Ложь была нужна лишь для того, чтобы прикрыть готовившийся снос 2 га исторической застройки на Невском пр. и ещё и нажиться на этом. *Характерно, что по окончании строительства администрация гостиницы наглухо перекрыла все возможные проходы с Невского пр. на Стремянную ул. - ещё бы: зачем же превращать собственную элитную территорию в проходной двор?*

С «благословения» бывшего начальника ГлавУОП А.М.Алексеева в 1989 году старый ИК ЛГС принимает ничем не подкреплённое решение[16], где, этак между прочим, предусматривается полный снос домов 57 по Невскому пр., 6 и 8 по Стремянной ул. Даже «экспертизу» в ЛенжилНИИпроекте на сей раз заказывать не стали - в столь редкостно хорошем состоянии находились эти здания.

А как же Управление ГИОП, Министерство культуры? УГИОП на сей раз принципиальности не проявило: идя на поводу у «Hermes»а и Алексеева, инспекция согласилась со сносом дворовых флигелей, но потребовала сохранить все лицевые и выдала СП «Hermes»соответствующее Архитектурно-реставрационное задание[17].

Однако, директор «Hermes»а В.Г.Кретов (бывший председатель ИК Куйбышевского районного совета, стоявший у истоков идеи пассажей) решил иначе. Не удосужившись сделать даже рабочий проект, а уж тем более согласовать его в законном порядке, СП «Hermes»ограничилось эскизным проектом, полностью игнорирующим даже те скромные требования УГИОП, которые оно предъявило.

Архитектор Ю.И.Земцов из ЛенжилНИИпроекта *(ныне - академик РААСН)*, исполняя сверхвыгодный заказ «Hermes»а, приговорил к сносу памятник культуры республиканского значения - дом 8 по Стремянной ул., где жили несколько поколений актёрской династии Самойловых. В июле 1990 года дома не стало (осталась одна фасадная стена). В проекте Земцова обнаружили мы ещё и планируемый снос половины лицевого флигеля дома 57 по Невскому пр., не говоря уже о всех дворовых по трём участкам.

27 июля разразился скандал. 2 августа Управление ГИОП было вынуждено передать дело «Hermes»а в Прокуратуру, правда, инкриминировав ему снос только дома 8. А как же дворовые флигели этих домов, имевшие большую архитектурно-историческую ценность? Как же горожане, чуть ли не за месяц вышвырнутые на окраины с помощью спецотрядов милиции, несмотря на физическое сопротивление (есть свидетели!)? А вот так: ни флигелей, ни жителей! На следующий день после передачи дела в Прокуратуру, 3 августа, Управление ГИОП подписывает снос ещё остававшихся целыми флигелей… При такой «последовательности» действий УГИОП Прокуратура, естественно, поспешила замять дело. Чуть позже снесли и половину 57-го дома.

Юридически, правда, от подписей УГИОП ничего не изменилось: требуемое Законом «Об охране и использовании памятников истории и культуры» согласование Министерства культуры РСФСР (а для дома 8 - ещё и Совета министров СССР) по-прежнему отсутствует, как и в предыдущих случаях.

Тот же «Hermes», не удовольствовавшись содеянным, теперь пытается захватить ещё три сильно повреждённых им дома - 55 и 59 по Невскому пр. и 10 по Стремянной ул. [18]. Здания почти полностью расселены, а на справедливую позицию мэрии рассчитывать не приходится.

Но и это не всё. Поварской пассаж собирался строить тоже «Hermes». Естественно, теми же методами. А это - угроза существованию ещё 6-ти ценнейших зданий в охранной зоне Центра (Невский пр., дд. 61-65; Стремянная ул., дд. 14-18), в их числе - и республиканскому памятнику - дому, где жил Н.С.Лесков! [19].

И ещё два штриха к портрету «Hermes». Первый: это СП успело уже обзавестись собственной… полицией под названием «служба безопасности», состоящей из дюжих представителей русскоязычного населения. Нашему инспектору, например, сотрудник этой «СБ» Г.С.Орлов заявил: «Убирайтесь отсюда. Кто не уходит - того мы вышвыриваем. А кто не вышвыривается - тот остаётся лежать здесь»… Ни дать, ни взять - австрийская экстерритория, да и только! Штрих второй: все официальные лица, с которыми «Hermes»у приходилось общаться по этому делу, взяты им на обеспечение фирменными зажигалками «ABV». Таких зажигалок в кабинетах мэрии мы видели уже с десяток. Впрочем, ограничилось ли дело зажигалками?

 

Вышеописанные похождения иностранцев в России давно стали типичными («Англетер», «Карповка» и т. д.). Ставят они серьёзнейшую проблему. А пока власти убеждены, что «только Запад своей валютой спасёт Россию от кризиса», аферы типа вышеописанных плодятся как грибы после дождя.

Коммерческая тайна! Договорные обязательства! Астрономическими неустойками грозит, якобы, городу остановка любого подобного проекта - и всё! - законы больше не действуют, все преступления остаются безнаказанными. Когда С.-Петербург пытаются превратить не то в Нью-Йорк, не то в Москву, когда заключают контракты почти исключительно с банкротами (С.Итон, например) или экологическими преступниками Haka»,«McDonalds», etc.)- последствия становятся непредсказуемыми и чреваты повторением у нас китайского синдрома 1899-1900 годов.

По опыту своей работы мы делаем вывод: иностранцы могут привлекаться к градостроительной деятельности в России только в самых крайних случаях, только в качестве подрядчиков и - самое главное - не ранее, чем после принятия охранительного законодательства, ставящего их на службу России, а не наоборот

*  Дополнения 1998 года выделены курсивом и звёздочками.

1. Сокращённый протокол Учредительной конференции С.-Петербургской ассоциации совместных предприятий. СПб., 1990, апреля 2 // Архив Группы ЭРА. Отраслевая программа «Иностранная экспансия».

2. Акт Управления ГИОП от 28 мая 1975 г., учётный номер 44.

3. Решение ИК ЛГС от 29 октября 1987 г. № 812.

4. Например, Заключение ЛОП ВНТО стройиндустрии от 22 февраля 1990 г. № 18.

5. Письмо ГУОРИПИК Министерства культуры РСФСР от 7 декабря 1989 г. исх. № 14-26.

6. Протокол межведомственного совещания в Жилищном управлении С.-Петербурга 14 марта 1990 г. СПб., 1990, марта 16.

7. Телефонограмма и письмо Управления ГИОП от 8 мая 1990 г.

8. Сказано на совещании 14 марта 1990 г. См. сноску 6.

9. Сказано на 4-сторонних консультациях (ИК Ленинского РС - Группа ЭРА - ЛИТМО - Предприятие «Совинтур» ВПК «Родина») в ИК Ленинского РС 14 июня 1990 г.

10. Решение ИК ЛГС от 28 августа 1989 г. № 692.

11. Этот факт косвенно отражён в «панегирике» г-ну Вахмитрову А.И.: Ярошецкий С. Всё схвачено, за всё заплачено // Ленинградская правда, № 3 (19293). 1991, января 4, стр. 2.

12. Проект отменён благодаря деятельности Группы ЭРА.

13. Проект отменён благодаря деятельности Группы ЭРА.

14. Махровская А.В. Реконструкция старых жилых районов крупных городов: На примере Ленинграда. СПб.: Стройиздат, 1986, стр. 287; Тареев В. Новые пассажи в старых домах // Ленинградская панорама, 1986, № 3, стр. 23-25.

15. По результатам рассмотрения предпроекта Дмитровского пассажа Группа ЭРА направила протест от 15 июня 1989 г. исх. № 140-151. Впоследствии опубликован: Ленинградская панорама, 1989, № 11, стр. 18.

16. Решение ИК ЛГС от 16 августа 1989 г. № 675. О сносе - п. 4.2.

17. АРЗ Управления ГИОП от 18 сентября 1989 г. исх. № 7/2384.

18. В части дома 10 по Стремянной ул. ему это удалось.

19. Эта угроза снята благодаря деятельности Группы ЭРА. Ключевой для развития данной территории дом 16 по Стремянной ул. передан для нормальной реконструкции инвестору, не имеющему никакого отношения ни к «Hermes»у, ни к земцовскому АРРТ «Центр», которое «раскатало губу» уже не только на квартал 220, но и ещё на четыре квартала - вплоть до Кузнечного пер.

__________________________

 

Данный материал опубликован, в различных редакциях, в следующих изданиях:

Козев А.Н. СП «спасают» Россию // Домострой, № 12. Москва, 1991, апреля 2-9, стр. 7.

Козев А.Н. Совместные предприятия: Как они «спасают» Россию // Градостроитель. СПб.: АО «20-й трест», 1993: № 1 (3384), стр. 8; № 2 (3385), стр. 6-7.