Алексей Ярэма. Опасные игры на Большой Подьяческой

19 мая 2009 г.

Сегодня активисты градозащитной группы ЭРА передали в Жилищный комитет заключение независимой экспертизы, полностью опровергающее вердикт строительной компании ЗАО «Стилес» об «аварийности» памятников архитектуры на Большой Подьяческой улице.

Напомним, скандал вокруг планируемого сноса памятников разворачивается второй год. На очередной виток его вывело опубликованное в минувшие выходные интервью председателя Жилищного комитета Юниса Лукманова: высокий чиновник ничтоже сумняшеся объявил «мульками» и «слухами» то, что на поверку оказалось постановлением правительства Смольного за подписью губернатора. Свободные высказывания главы профильного комитета тут же вызвали в городе немалый резонанс - который, по нашим данным, уже привел Юниса Халитовича в состояние замешательства…

«Куда пропадают наши соседи?»

Всё началось года три назад – с того, что жители домов 1/84, 3 и 5 по Большой Подьяческой улице стали замечать, что из их домов… исчезают люди. Обратили внимание, что к домам зачастили фургоны перевозчиков мебели, в которые грузились их бывшие, знакомые и не очень, соседи, покидавшие родные квартиры навсегда. В пустеющих квартирах со временем начали появляться совсем другие жильцы – только уже временные, а не постоянные. Поползли слухи, что работники ЖЭКа делают на этом свой маленький «бизнес», что с домами что-то не так, не в порядке…

Жильцы стали обзванивать все доступные организации, писать обращения, пытаясь выяснить, что же всё-таки происходит, но вразумительных ответов так ни от кого и не добились.

Нашлись среди обитателей домов и такие, что вполне понимали: дома старые, пусть крепкие, но не в идеальном состоянии; район – самый что ни на есть центральный и в коммерческом отношении «вкусный». Они создали инициативную группу и решили подстраховаться – проверить: не может ли быть какого подвоха со стороны властей – ведь в последние годы практика записывания в «аварийные» совершенно нормальных домов стала общим местом, когда те или иные инвесторы «клали глаз» на их территории.

 

Экспертиза – что дышло…

Жители обратились в авторитетный ЛенжилНИИпроект, заказали техническую экспертизу двух из трёх зданий. Эксперты института обнадёжили, сделав однозначный вывод: почти всё в порядке, «учитывая, по результатам обследования, техническое состояние основных конструкций и характер рекомендуемых ремонтных работ, а также отсутствие визуально определимых ухудшений по сравнению с данными предыдущих обследований, аварийного состояния дома № 1-3 по Большой Подъяческой улице не установлено»[i]. Фундаментальное заключение с применением инструментальных методов исследования заняло почти 90 страниц.

А зимой 2007/08 годов граждане дозвонились до градозащитников.

Активисты, занятые спасением Старого Петербурга от варварского разрушения, сразу же обратили внимание, что все три дома, о которых идёт речь – объекты культурного наследия. Один из них является памятником архитектуры местного значения – это дом купца Злобина, № 1/84, на углу канала Грибоедова, построенный ещё в XVIII веке, два других – вновь выявленные объекты наследия самого начала XIX века, пользующиеся всеми правами памятников. Все домики небольшие, в три-четыре этажа, полностью сохранили свой первоначальный облик пушкинской эпохи.

Градозащитники вскоре выяснили, что в 2007 году Жилищное агентство Адмиралтейского района тоже активно занималось судьбой домов на Подьяческой: заказало свою, официальную, техническую экспертизу на предмет аварийности в частной строительной компании «Стилес». И, как ни дико покажется, но другие эксперты, осматривавшие дома практически в то же время – сделали выводы… прямо противоположные жилпроектовским. По их заключению, «основные несущие и ограждающие конструкции дома № 1-3 по Большой Подьяческой улице в целом достигли большого физического износа, находятся в крайне неудовлетворительном и аварийном состоянииПроживание жильцов в квартирах дома является небезопасным»[ii]. Симптоматично, что этот «труд» имел объём уже не 90, как у ЛенжилНИИпроекта, а… 8 страниц.

В феврале 2008 года, на основании такой вот «экспертизы» «Стилеса», появилось и заключение районной межведомственной комиссии, подтвердившее: «дом № 1-3 признаётся аварийным» и подлежит расселению[iii].

 

Know-how компании “Ambassador”

А в это время, двумя кварталами юго-восточнее, жители других домов с такими же номерами – 1 и 3 – только по Екатерингофскому проспекту (Римского-Корсакова), отбивались от ползучей экспансии гостиничной сети “Ambassador”. Эта компания несколько лет назад возвела на месте двух старинных зданий, снесённых ею практически до основания, новую гостиницу для состоятельных клиентов.

Вскоре, однако, двух уничтоженных домов показалось мало, и «девелоперы» компании решили прибрать к рукам ещё два соседних участка. Однако, вопреки ожиданиям, попытки решить вопрос «быстро и красиво» успехом не увенчались: здания многоэтажные, квартир много, и население домов встало на защиту своих жилищ грудью.

Тогда менеджеры “Ambassador”а сменили тактику. Перестали лоббировать проект нового строительства и начали незаметно, втихую, скупать квартиры в нужных домах поштучно. Однако, технология такой экспансии быстро вскрылась и также потерпела фиаско, в основном – благодаря сплочённости жителей дома 1, которые быстро оформили ТСЖ и поставили надёжный заслон потенциальным «инвесторам» в чужое жильё.

«Амбассадоровцы» вынуждены были отступить, но с таким положением дел не смирились. Начали подыскивать новые места для приложения своих усилий. И подыскали – в недобрый час упал их взгляд на три небольших дома на Большой Подьяческой, где и жителей было не так много, и потенциальные затраты на расселение – поменьше…

Памятуя печальный опыт на Екатерингофском, ни о каких проектах нового строительства “Ambassador” объявлять не стал, в Администрацию города за разрешением на реконструкцию не обращался, конкретного проекта не заказывал. Просто начал приобретать квартиры в домах – в розницу, не афишируя своих намерений, через посредство формально другой фирмы – ООО «ТП-Инвест». Взамен жителям домов на Подьяческой предлагали квартиры… где? правильно, на Екатерингофском, 1-3, скупленные “Ambassador”ом ранее.

В целом, подобные методы «достижения цели» были три года назад опробованы компанией Businesslink Development на Николаевской набережной (Лейтенанта Шмидта), 21. Там тоже скупали квартиры поштучно, только в куда меньших масштабах – речь шла о небольшом дворовом флигеле. Но с таким размахом и так последовательно, как на Екатерингофском и Подьяческой, технология ползучей экспансии была применена в Петербурге впервые. Именно “Ambassador”ом.

Поскольку у данной компании имеется «интерес» ещё к одному месту в Коломне – сразу семи (!) домовладениям на углу Садовой и той же Большой Подьяческой[iv] – следует ожидать подобных же методов и в отношении жителей этих домов. Но, честно говоря, остаётся надежда, что вполне вероятное фиаско у домов Злобина отобьёт охоту заниматься подобными тёмными делами впредь.

 

Раздвоение личности губернатора

Тем временем скандал со странной «аварийностью» домов на Большой Подьяческой начал разгораться всё больше. Градозащитники провели театрализованную акцию протеста прямо на балконе обречённого на снос памятника, и информация об этом попала даже в «Строительный еженедельник»[v]. Кроме того, в дело вмешались активисты Группы ЭРА, имеющей во властных кругах недобрую славу радикалов и экстремистов.

Дело дошло до самой Валентины Ивановны, которая не замедлила всех жёстко успокоить: «Мне очень интересно узнать, откуда такая информация, что три жилых дома на Большой Подьяческой подлежат сносу? …Состояние их действительно плохое… Мы будем ремонтировать эти дома, будем вкладывать деньги, причём в таких случаях деньги нужны немалые. Но никогда даже в мыслях, и тем более никаких решений не было о сносе этих зданий»[vi]. Это был март 2008 года.

А всего через четыре месяца, 9 июля, госпожа Матвиенко подписала скандальное постановление правительства Петербурга № 858, получившее в городе неформальное название «24 дома – на снос». Постановлением утверждалась городская программа расселения жителей из «домов, признанных… аварийными и подлежащими сносу». Среди этих 24-х домов оказались выявленные объекты культурного наследия на Мясной улице, 3; Фонтанке, 133; Измайловском проспекте, 2; а также уже знакомые нам памятники под №№ 1 и 3 по Большой Подьяческой…

После такого «раздвоения личности» губернатора последовал очень неприятный для Смольного резонанс – кроме протестных акций «эровцев» и другой общественности, обращений в Генпрокуратуру и Министерство культуры – даже собственный Комитет ГИОП Администрации вынужден был доложить на заседании правительства о недопустимости сноса памятников архитектуры[vii].

Впрочем, на том дело и кончилось. Скандальное постановление так и осталось в силе, а волна протестов начала медленно спадать.

 

«Отлуп» ГИОПа и «мульки» Лукманова

Следующий ход в этой плохой игре был, по праву, за градоохранителями.

Неугомонным активистам удалось добыть полную копию той самой экспертизы ЛенжилНИИпроекта, которая свидетельствовала: вся «аварийность» домов на Подьяческой – дутая, высосанная из пальца и цифр, «подогнанных» под интересы “Ambassador”а. «Эровцы» поставили об этом в известность Федеральную службу по надзору за соблюдением законодательства в сфере охраны культурного наследия, а саму экспертизу препроводили в Комитет ГИОП, чтобы последний имел все основания официально поставить вопрос об отмене незаконного постановления № 858.

ГИОПовцы ответили длинным списком дополнений, которые необходимо внести в техническое заключение ЛенжилНИИпроекта, что означало фактически необходимость проведения новой дорогостоящей экспертизы. Учитывая, что «ЭРА» - организация некоммерческая, и средствами в десятки тысяч долларов не располагает, процесс спасения памятников был блокирован… усилиями государственного охранного ведомства.

Скандал вспыхнул с новой силой. Администрация города была вынуждена как-то реагировать. И тогда на сцене возник председатель Жилищного комитета Юнис Лукманов. Отловленный журналистом интернет-портала «Карповка.net», чиновник дал неожиданно откровенное интервью, поразившее многих:

"Дом (№№ 1 и 3 по Большой Подьяческой улице, - А.Я.) будет ремонтироваться, но ни в коем случае не будет сноситься. Я знаю ситуацию. Там кто-то бросил такую мульку, распустили слух, что якобы сделали экспертизу, которая признала дома аварийными, и что будут их сносить. Не будут их сносить! Ну что вы?! В центре города сносить дом красивый! Это преступление"[viii].

Безусловно, преступление. Даже статья есть в Уголовном кодексе – 243-я, правда, никогда в России не применяемая.

Однако, сам того не заметив, Юнис Лукманов сильно обидел Смольный: в категорию «мулек» угодило, в первую очередь, пресловутое постановление правительства № 858, а также заключение МВК и ангажированная экспертиза «Стилеса».

За сим последовали новые протесты, требования привлечь Лукманова к ответственности за ложь в прессе, отменить, наконец, постановление о сносе…

Реакции губернатора и федеральных органов пока нет.  Но следующий ход  – безусловно, за ними.

 


[i] Техническое заключение по результатам обследования дома № 1-3 по Большой Подьяческой улице. СПб.: ОАО ЛенжилНИИпроект, 2006, лист 10.

[ii] Техническое заключение по результатам обследования строительных конструкций здания по адресу: ул. Большая Подьяческая, дом № 1-3. СПб.: ЗАО Строительная компания «Стилес», 2007, лист 7.

[iii] Заключение о признании многоквартирного жилого дома аварийным и подлежащим реконструкции № 131 от 21 февраля 2008 г.

[iv] Интернет-портал «SPbflat.ru», 2008, 5 июня. http://www.spbflat.ru/news/05-06-08.html.

[v] Фотофакт // Строительный еженедельник, 2008, 25 февраля.

[vi] Пирогов П. Протест против призрака: Околояблочная организация героически спасла три здания, которые никто не собирался сносить // Наша версия на Неве, 2008, 3 марта, стр. 13.

[vii] Письмо КГИОП от 28 октября 2008 г. исх. № 2-8983-1.

[viii] Интернет-портал «Карповка.net», 2009, 16 мая. http://karpovka.net/2009/05/16/4992/